Aug 8, 2021

YOGA OF RESILIENCE - О научном бэкграунде

 

Александр Смиркин - авторизованный преподаватель аштанга-йоги в традиции Шри К. Паттабхи Джойса (Майсор, Индия). С 2008 года работает в «Центре йоги Прана» (Москва). Ученик Петри Ряйсянена, издатель и переводчик его книг «Аштанга-йога» (2011) и «Нади-шодхана» (2014). Один из создателей обучающего курса «ASHTANGA PILLARS» на стыке йоги, остеопатии и техник самомассажа, а также автор проекта «YOGA OF RESILIENCE» с применением научных методов психофизиологии, работы с дыханием и стресс-менеджмента.

О своем научном бэкграунде... 

По первому образованию я инженер-системотехник (МГТУ им. Баумана, факультет «Робототехника и комплексная автоматизация»). После окончания университета более 10 лет работал по специальности, анализируя и проектируя сложные программно-технические системы в области электро- и мобильной связи (телеком). Некоторое время мне пришлось совмещать преподавание йоги с работой на должности ведущего инженера-программиста в CBOSS development international.

 


Навыки работы с большими системами пригодились мне при переходе к преподаванию йоги. Ведь человек – это такая же сложная управляющая система, как и машина, и реализует в себе схожие кибернетические принципы. Применительно к человеку этим занимается наука психофизиология. Поэтому я решил пройти профессиональную подготовку по программе «Практическая психофизиология» на кафедре Психофизиологии МГУ им. Ломоносова. Это были такие практические направления работы как стресс-менеджмент, стресс-психология и детекция скрываемых знаний («детекция лжи»). Особое внимание при работе со стрессом уделялось методу биологической обратной связи (Biofeedback, Neurofeedback) с использованием информации, получаемой от различных систем организма с помощью электрокардиограммы (ЭКГ), электроэнцефалограммы (ЭЭГ), электромиограммы (ЭМГ), фотоплетизмограммы (ФПГ), кожно-гальванической реакции (КГР) и др., и попыткой волевого управления этими параметрами. Тоже самое происходит в йоге, только задействуются не внешние, а внутренние контуры обратной связи.






В йоге мы работаем с праной, которая связана с дыханием, а также со всеми волновыми и энергетическими процессами, протекающими внутри нас. Считается, что в физиологии это коррелирует с ритмами в работе сердца (вариабельностью) и это можно замерить. Поэтому я прошел программу специализации по компьютерным методикам «Исследование вариабельности ритма сердца» и «Электрокардиография с нагрузочным тестированием» на базе Ивановского кардиологического диспансера и компании «Нейрософт», ведущего производителя медицинского оборудования для функциональной диагностики в России.





Любая теория должна быть закреплена практикой. После получения образования в области психофизиологии, параллельно с преподаванием йоги, я несколько лет работал в «Научно-исследовательском центре нейробиоуправления и стресса» (Москва), где занимался реабилитацией стресса с использованием биологической обратной связи по дыханию и альфа-ритмам мозга, а также оценкой адаптивных ресурсов с помощью ВРС в рамках программ стресс-коучинга.

В течение нескольких лет мною были организованы несколько научных исследований по влиянию йоги на темперамент, ритмы сердца, дыхания и мозга у практикующих йогу. Результаты этой работы неоднократно представлялись на различных конференциях по йоге и йога-терапии: конференция журнала «Йога» (Севастополь, 2007), конференция Санкт-Петербургского йогатерапевтического общества (Санкт-Петербург, 2013, 2014), Всероссийская конференция по аштанга-йоге (Москва, 2016, 2017, 2018, 2019). В 2018 году известный учитель и исследователь йоги Эдди Штерн (Нью-Йорк) попросил меня стать научным координатором и спикером на конференции YOGA&SCIENCE в Москве.


2008


2010


2010


2007

2018